"ЕСТЕСТВО" Глава 10 - Казанриз

Тематика:

Поднялся ветер. Над каменистым проселком, убегавшим серой лентой в сторону далекого ущелья, заплясали редкие столбики пылевых вихрей. Небо потемнело. Движение воздуха заставило чудо-грибы вновь прикрыть свои лепестки, и подземной страной овладели сумерки: отдельные растения, должно быть, не желали подчиняться взбалмошной стихии и продолжали робко источать призрачный свет, словно голубые маячки далеких звезд. Казалось, наступил глубокий земной вечер, и вот-вот царица-ночь укроет засыпающий мир черным трепещущим покрывалом.
Исследователи, вооруженные арбалетами и острыми клинками, в сопровождении неунывающего пса неспешно продвигались в направлении скалистых гор.
Удивительное капище осталось далеко позади и почти растворилось в объятиях сгущающихся сумерек. Идти без факелов с каждым шагом становилось все труднее. Наконец друзья остановились, решив заночевать в открытом поле, чтобы переждать очередное затмение; они сошли с дороги, укрылись в гуще высоких трав и сбросили с себя черепашью амуницию и рюкзаки. Лео нырнул в траву, обежал окрестности и вскоре улегся рядом с хозяином.
Сколько друзья проспали, сказать трудно, но когда округу взбудоражил отчаянный собачий лай, уже светало; ветер стих, и грибное небо едва заметно разгоралось голубоватым сиянием.
Открыв глаза, Стас спросонок не сразу сообразил, где находится и что происходит: со всех сторон доносились шорохи и слышалось чье-то прерывистое дыхание; казалось, что свора загнанных собак, высунув разгоряченные языки, мечется по округе. Внезапно лай стих. Стас высунул голову из травы, чтобы осмотреться, и замер: место ночлега было окружено стаей волков. Он насчитал их не менее двух десятков. Дикие звери сидели смирно, словно обученные псы в ожидании команды дрессировщика. Лео, пофыркивая, крутился возле хищников, миролюбиво помахивая хвостом. Он обнюхал каждого и, лизнув в нос самого крупного зверя -- вероятно, вожака, -- уселся рядом, преданно глядя ему в глаза.
Друзья вскочили на ноги. Ник вскинул взведенный арбалет и встал в позу стрелка, словно намереваясь взять на прицел сразу всю стаю. Это ему, естественно, не удалось, отчего парень заметно занервничал.
-- Ты собираешься выстрелить? -- чуть слышно прошептала Лиза.
-- А ты думаешь, я позволю этим тварям взять и сожрать нас просто так? Подавятся! -- Ник взглянул на девушку, а затем прицелился в широкий лоб вожака, уставившегося на него немигающим взглядом.
Внезапно молодой человек почувствовал острую головную боль, которая лавинообразно нарастала, пока не стала невыносимой, а Ник, четко осознавая, что от него требуется, послушно опустил оружие. Боль прекратилась, но осталось странное чувство, словно кто-то роется в его голове и собирает отдельные извилины в одну толстую нить, чтобы затем вырвать ее с корнем, вместе с разумом и волей. Увидев замешательство товарища, Жорик присел и тоже принялся нащупывать в траве арбалет. Герман последовал его примеру -- попытался вытянуть из серебристых ножен изогнутый клинок. Страшная головная боль незамедлительно настигла их, вынудив подчиниться.
-- Я не понимаю, что происходит! -- в смятении воскликнула Лиза. -- Почему вы застыли, как столбы?
Стас решил, что он преуспеет там, где не смогли остальные: нагнувшись и нащупав бугристую рукоять широкого меча, он метнулся в сторону вожака, но, не сделав и двух шагов, рухнул на землю, схватившись руками за голову. Впрочем, через несколько мгновений он снова стоял на ногах, стряхивая с волос обрывки травы и потирая ушибленный лоб. То, что эти звери обладают способностью каким-то образом воздействовать на головной мозг своей жертвы, теперь не вызывало сомнений.
-- Интересно, почему они не нападают? -- голос Лизы дрожал. -- Чего ждут?
Волки действительно не проявляли враждебности, но продолжали удерживать людей в блокаде.
-- Я, наверное, сойду с ума от страха! -- С трудом сдерживая охватившую ее панику, Лиза уткнулась лицом Нику в плечо и заплакала.
Внезапно вожак встряхнулся и, словно опомнившись, оскалился на стоявшего по соседству сородича. Тот, очевидно получив руководство к действию, стал недовольно пятиться. Вожак, в свою очередь, также подался назад. Кольцо блокады разомкнулось, и в нем образовалась брешь. Звери расступились еще, и их строй стал похож на подкову исполинского скакуна, оброненную среди альпийского луга.
-- Такое впечатление, что они нас решили отпустить, -- неуверенно прошептал Жора, пытаясь найти объяснение неожиданному поведению серой взлохмаченной братии.
-- С какой стати им упускать такую легкую, а главное, безмозглую добычу? -- самокритично возразил Стас, досадуя, что не додумался на время сна организовать элементарное дежурство. -- Хотя чем черт не шутит... Мы ведь не знаем, что у них на уме.
Однако, словно подтверждая догадку хозяина, Лео призывно взглянул на Жору и поспешил в образовавшийся проход. Выскочив наружу, он принялся безудержно лаять, явно призывая людей следовать за собой.
-- У нас появился шанс, и его надо использовать! -- сказал Ник, поднимая с земли один из рюкзаков. Вожак на это не отреагировал, но когда он потянулся за арбалетом, предупреждающе зарычал. -- Понял! -- произнес Николай, словно извиняясь за бестактность. Искоса поглядывая на серого великана, он помог Жорику водрузить на спину его вещевой мешок.
-- Оружие придется оставить здесь. Очевидно, эти твари его на дух не переносят. -- Стас с

Смотрите далее по теме "Проза"

Гвей из рода теккей. Встреча у заставы Арийор | автор: Анна Маркова-Мамукина

 Кружка с пенной брагой тяжело опустилась на массивный стол. Пламя плясало в мутноватом янтарном нектаре, и казалось, пьешь тепло, огонь. Хорошо, если бы так… Мороз крепчал. Стужа ползла...

Хроники белого колдуна. ЗАПОВЕДИ СЕМЬИ, Повесть первая. | автор: Энрико

Хроники белого колдуна. Повесть первая. Заповеди семьи. Часть первая.   Слушайте дети, наставления отца, и внимайте, чтобы научиться разуму.     Глава семьи величественно поднял над...