Башня Плинценто

Тематика:

(отрывок из ненаписанных «Историй Фестрама»)

- Открывай, сатанинское отродье, мы знаем, что ты там! - за криком не замедлил последовать удар чем-то тяжелым, прочная дубовая дверь протестующе заскрипела.
- Именем Цесаря... Я тебе сказал: тащи сюда топор, иначе этот гаденыш обернется летучей мышью и улетит!
Иохим, сын мага и алхимика Плинценто, напряженно прислушался к воцарившейся за дверью тишине. Выждав немного, он открыл очередную древнюю инкунабулу и принялся яростно листать пожелтевшие от времени страницы. Некоторые листы
бесценного манускрипта рассыпались в прах, но Иохим не обращал на это внимания - он искал заклятье способное перенести его в более безопасное место, чем окруженная десятком вооруженных стражей башня. Вопреки уверенности одного из своих врагов, Иохим не умел превращаться в животных, что, конечно, весьма ограничивало выбор нужного заклинания. Куда как проще было воткнуть в пол двенадцать серебряных ножей, трижды перекувыркнуться над ними и стать огромной черной пантерой, голодной и кровожадной.
Раздался топот бегущих ног, и дверь содрогнулась от мощного удара - принесли таран.

- Ты сгоришь в огне преисподней, мерзкий колдун! Святой костер пожрет твою плоть, ты обратишься в прах, так же как и твой презренный папаша! А ну, взяли! - засов прогнулся, но дверь вновь устояла.
Иохим нашел нужную магию. К счастью она требовала не очень много астральных сил, как раз столько - сколько было в распоряжении у начинающего мага. Руки выводили в воздухе магические пассы, слова мертвого языка Аур-ногор звучали впервые с момента основания города, в котором имел несчастие обитать Иохим.

Ткань заклятья медленно обретала очертания... Длинный призрачный коридор... Множество дверей... Иохим открыл одну из них.
Зной пустыни мгновенно иссушил кожу, огромное раскаленное солнце зависло в самом зените. Навсегда. Барханы, скрываясь за линией горизонта, шкурой мертвого зверя прикрыли кости обуглившихся руин. Иссохшие трупы людей и животных, разбросанные среди развалин и кое-где полу засыпанные песком - свидетельствовали о произошедшем здесь многие годы назад ужасном катаклизме.
Иохим открыл следующую дверь, и тошнота подступила к горлу: гигантские слизни пожирают разлагающиеся тела людей, повсюду растет отвратительная плесень и нет больше разума в этом мире.
Следующая дверь... Еще одна... Погруженная в полумрак комната, неясный гул за окном странной формы, человек сидит спиной к Иохиму, его взгляд устремлен в белый мерцающий ящик, руки порхают над поверхностью стола. На вид все
довольно странно, но не вызывает отвращения. Иохим переступил порог комнаты...
Дубовая дверь сорвалась с петель, и разъяренные стражники ворвались в пустую комнату. Недоуменно оглядевшись, самый главный из них (его можно было легко отличить от остальных - на лице больше шрамов, огромные бугры мышц и
гигантский рост) указал на исчезающий в стене призрачный контур дверного проема.

- Эта крыса сбежала, скорее за ним!
Несколько стражников, чья реакция была немного лучше чем у остальных, сорвались с места и спринтерским бегом преодолели то небольшое расстояние, что отделяло их от испаряющейся на глазах двери-призрака.
- О-о, будь ты проклят... А-а-а!.. - дверь исчезла в самый неподходящий момент и не успевшие вовремя остановиться воины на собственном опыте убедились в прочности башенных стен.
- Да, умели строить в прежние времена...- глубокомысленно произнес капитан Маузо.

- Эй, вы, хватит отдыхать! Вы двое берите таран, а вы, ха, когда очухаетесь, все здесь уничтожьте! И не забудьте - наш любимый Цесарь вас отблагодарит за прилежное исполнение ваших обязанностей. Ни одна книга не должна уцелеть - сожгите, разорвите, да хоть съешьте - мне все равно!
Капитан развернулся на каблуках, и с трудом протиснувшись мимо обломков двери, спустился по лестнице вниз во двор, где стояла телега городской стражи, выкрашенная черной краской, за что в народе получила ласковое прозвище "катафалк" или, среди простолюдинов, "труповозка".
Кучер, как всегда, разомлел на солнцепеке и задремал. Виртуозные рулады, которые было бы просто неприлично сравнивать с примитивным храпом, наполняли пространство небольшого затененного дворика, окружавшего Башню Плинценто, отражались от стен и возвращались обратно к своему хозяину, где встречались и перемешивались с новыми звуками. Стоявшую во дворе какофонию мог перенести лишь полностью лишенный слуха человек.
Запрыгнув на телегу Маузо, с наслажденьем представляя результат своих действий, навис над ничего не подозревающим кучером. Две огромные руки разошлись в стороны, взлетев плавно и неспешно, а затем спикировали вниз, со скоростью атакующих соколов. Контуженый кучер свалился с облучка, судорожно сжимая свои пунцово красные уши и, разевая рот, пытаясь выдавить из себя хоть какое-то подобие страдальческого стона.

- Спим на работе? Кучер попытался встать и, не отнимая рук от ушей, вопросительно посмотрел на капитана городской стражи, который возвышался над телегой, грозно глядя из-под кустистых бровей.
- Слушай, милый друг... Ах, да, наверное, ты оглох? - Маузо сменил гнев на милость, и добродушно улыбаясь, наклонился и прокричал в самое ухо кучера, - Тебе теперь будет чем заняться на досуге - сиди и тренируй слух!
Хотя если ты и впредь продолжишь вести себя на ответственной работе подобным образом… Я тебя могу уверить - он тебе не понадобится!
Дверь башни распахнулась, и двое запыхавшихся стражей выволокли таран. Подцепив, сей агрегат одной рукой, капитан с легкостью забросил его на самое дно телеги. Немного подождали. Оставшиеся в башне "чистильщики" все не
появлялись, кучер предложил пойти кому-нибудь посмотреть, на что получил четкий и веский ответ: "Иди и смотри, и если не появишься вместе с ними в течение ближайших пяти минут, то пеняй на себя".
Недовольный кучер, разболтанной походкой, то и дело, ковыряя пальцем в ухе, удалился в недра башни.

- Я вас уверяю, что эти балбесы попали в какую-нибудь подлую магическую западню, - обратился Маузо к свои подчиненным, - И если этот распустяй не вернется, то именно вам, друзья мои, предстоит увлекательное путешествие в разоренное логово колдуна.
И действительно, если придется, Маузо готов оттягивать встречу с колдовством и магией до самого последнего момента. Не для кого не секрет, что Цесарь выбрал на должность капитана городской стражи человека испытывающего ненависть ко всем проявлениям волшебства. Ну а там где есть ненависть всегда найдется место и для страха. Нет, Маузо не сжимался от ужаса, при одном лишь упоминании о Гильдии Магов, которая, между прочим, действительно существовала в славном Фестраме, но все же он ощущал некую неловкость и всегда готов был предпочесть удар мечом продолжительным переговорам с "жалким колдунишкой". Мудрость Цесаря велика и даже страх Маузо служил на пользу Рамской Империи.
- Господин капитан, видимо вам стоит лично убедится... э-э... Может у Гвидо и Кристана проблемы? - стражник старался не встречаться с взглядом Маузо, ожидая, что капитан вспылит и отправит их в башню вдруг окутавшуюся невидимой,
но легко ощутимой, пеленой страха и потаенной угрозы. - Возможно ваш неимоверный опыт... Этот, как его, ну, короче, много вы повидали и многих своих врагов убили, а мы то так - салаги зеленые...
Капитан Маузо задумчиво поскреб щетину на подбородке. Тщетно пытаясь поймать взгляд своего подчиненного, он постарался представить себя на месте этого испуганного парнишки. Послать его в башню, все равно что отправить борова на бойню. Толку мало, а итог один: кто-то умрет и, скорее всего, это будет не неведомый враг, затаившийся в башне.

- Да! Ты прав, видимо мерзкий колдун вылез из своего тайника и поубивал этих задохликов! Что ж, оставайтесь здесь сторожить коня, повозку, таран и помните, что за имперское имущество вы несете ответственность передо мной и самим Цесарем. Ну а я сейчас мигом поднимусь наверх, в эту гибельную башню сверну тощую шею колдуна. Все, приказ поняли?

Стражники утвердительно промычали и влюбленными глазами проводили Маузо до самых дверей башни. Вот блистательный пример личного мужества, отчаянной доблести и благородного отношения к низшим по званию! С таким капитаном, да хоть на край света! Если конечно он будет маршировать впереди. Винтовая лестница была слишком коротка. Не прошло и минуты, а Маузо уже стоял в дверях комнаты и настороженно осматривал разоренный кабинет Плинценто и его сына Иохима. Никаких опасностей, никаких монстров, никаких
подчиненных...

Выждав несколько минут Маузо, пожал плечами и собрался было уходить, но с сухим треском, слабо мерцая в воздухе, возник контур двери. Вглядевшись в его туманные глубины, Маузо увидел неземной пейзаж. Странно искривленные деревья серебрились в лунных лучах и множество белесых фигур, облаченных в просторные белоснежные одежды, скользили между их стволов. Вскоре Маузо рассмотрел, что фигуры бродят не просто так, а выстроились в подобие хоровода и кружатся… кружатся… Среди ускоряющегося вихря зачарованный капитан заметил несколько темных фигурок. Кажется это кучер или кто-то из стражников. В общем, этого было достаточно для того что бы Маузо вышел из состояния транса и испуганно отпрыгнул в сторону. Совершенно неожиданно он обнаружил, что едва не переступил порог призрачного дверного проема.
Трудно представить, какая судьба ожидала Маузо, переступи он порог магической двери. Он напряг свое воображение. Получившаяся в результате картина заставила содрогнуться от ужаса даже его закаленную в кровавых боях душу. Не оглядываясь, капитан городской стражи сбежал по винтовой лестнице и, оказавшись у телеги, взгромоздился на облучок. Кони тревожно заржали, потянув заметно полегчавшую повозку. Животные ощутили чувства, обуревавшие их хозяина, хотя, может быть, они просто жаловались на свою нелегкую казенную жизнь? Стражники переглянулись, но не стали спрашивать у капитана что же такое произошло в единственной комнате, на вершине Башни Плинценто.

Через три дня, по приказу капитана городской стражи Маузо, башню подожгли. Огромный пылающий перст укоризненно слал клубы черного дыма в светло-голубое небо мира Хаврок. Все видевшие это получили лишнее подтверждение давно известной истине: хочешь колдовать в пределах Фестрама - готовься к смерти.
 

Смотрите далее по теме "Проза"

Песня Темного Эльфа (Часть двенадцатая) | автор: Asmodey

  XII   Солнце все дольше задерживалось на небосклоне, одаривая своим теплом всё живое. Остатки снега, кое-где прятавшиеся в холодной тени, уже давно растаяли, и даже грязь на большинстве...

Гвей из рода теккей. Встреча у заставы Арийор | автор: Анна Маркова-Мамукина

 Кружка с пенной брагой тяжело опустилась на массивный стол. Пламя плясало в мутноватом янтарном нектаре, и казалось, пьешь тепло, огонь. Хорошо, если бы так… Мороз крепчал. Стужа ползла...

Пролог к "Историям Фестрама" | автор: Фанг Илтмарский

(Самое прикольное это то, что в Хавроке - существует забавная раса болотных эльфов, может когда-нить и их описание скину...) Тени скрыли от посторонних взглядов лицо возникшего из ночного мрака...