Писатель и герой

Тематика:

Автор:

- Как жизнь? – неопределенно спросил герой, вертя в руках рюмку.

- Да нормально, - пожал плечами писатель, роясь в холодильнике.

Первый был высок и хорош собой, в джинсовой куртке поверх кольчуги, с суровым профилем и серьгой в одном ухе. Второй – худ и поношен, в больших очках с заклеенной скотчем дужкой и домашнем халате.

- Суп есть, - доложил он, выгружая припасы на стол. – Позавчерашний, правда. Хлеб есть. Огурцы маринованные. И колбаса. Вроде свежая. Будешь?

- Буду, - кивнул герой, в свою очередь доставая откуда-то из-за пазухи сверток: - Мясо молодого дракона. Взрослые-то особи несъедобны, они хищники, а молодняк – первейший деликатес. Сам добыл. Когда я шел по темному ущелью, и скалы, чьи зазубренные края, казалось, грызли пасмурное небо, почти смыкаясь над головой, слуха моего вдруг коснулся… А, - махнул он рукой, - тебе-то что рассказывать.

- Да нет, ты рассказывай, рассказывай, - живо отозвался писатель, пытаясь двузубой вилкой выловить из банки верткий огурец. – Столько лет как-никак не виделись. А я потом запишу.

- Так ты все еще пишешь? – с укоризной спросил герой.

- Пишу. И меня теперь печатают. И хвалят даже, - город сказал писатель. - Да ты не беспокойся – спохватился он. - Больше никто не оживет, как ты.

- Это еще почему?

- Нет в этих героях чего-то, - сник писатель. - Души нет. А в тех, что я мальчишкой создавал – была. Да ты наливай, мне завтра не на работу.

И грустно захрустел огурцом.

 

Автор:

Смотрите далее по теме "Проза"

Дракон. Мой миф о драконе | автор: pihto

 Древний дракон лежал, свернувшись, на каменном ложе темной пещеры. Лохмотья его крыльев чуть заметно подрагивали – видимо, ему опять снилось, как он летает.  Дракон дернулся и сразу...

Наследие предков. Глава III | автор: Богданов Глеб

 Глава 3. Дыханье тьмы.             Иван Кириллович - простой человек. Он вырос в Советском Союзе, не влезал в чужие дела и не наезжал на...

Вуато - Чародейка (глава 5) | автор: Asmodey

Преподобный Миглау. Верный служитель Араветтизма в Намарии. Этот человек, чьи редкие волосы уже пустили к себе седину, считал себя, безусловно, самым искренним и незаменимым слугой Пророка Араветто....