Публикации

Публикации произведений фэнтези и фантастики. В этом разделе представлены авторские работы друзей и пользователей Фэнтези Портала (так называемый "самиздат"): стихи, проза, сказки, графика, фотография. Все произведения являются собственностью их авторов и защищаются законодательством Российской Федерации - часть четвертая, Гражданского Кодекса РФ. Фэнтези Портал в правоотношениях с авторами выступает в качестве Публикатора и Изготовителя базы данных.

Воспользуйтесь меню Навигация по категориям (блок слева) для вхождения в подраздел творчества.

О идее

Представьте, что идея - это вода, которая льется в чьи-то руки.. Кристальное прохладное сияние, готовое утолить жажду.. Однако, проливаясь в грязные руки, она теряет свою первоначальную чистоту, искажается и превращается в мутную субстанцию. Кто-то может вымыть ей руки, а кто-то просто пропустит сквозь пальцы. И только попадая в чистые, желающие ладони, идея оживает и оживляет. Конечно, есть ...

О ней

Ей снилась гигантская цапля, протыкающая своим клювом людей и поедающая их сердца. Кроваво-красный клюв, блестевший в свете полной луны и белесые, как звезды, крылья. Череда смертей, не имеющих цели, и тишина.

О границах

 Говоря о безграничности вселенной или, наоборот, о её ограниченности, следует определить понятие границ. Граница - это переходное состояние между состояниями.

О внутреннем океане

В моём внутреннем океане нет дна. Нет штормов, нет бурь. Нет солнечных лучей, рассеивающихся сквозь водную гладь. Волны в моём океане навеки застыли. Его сковал чистый, голубовато-белёсый лёд, и никогда не расходится его покрывало.

Джинн [2]

Джинн сидел у компьютера и курил дешёвые сигареты из ближайшего ларька. Я вошла в комнату, поставив на стол целлофановые пакеты из магазина: один с с продуктами, другой с бутылками. 

О нагой наге

Корпиус Дей, писатель гремленской газеты со стажем, вбежал в родную редакцию. Дверь с грохотом закрылась за ним. Дрожащими руками он вытащил из ящика стопку первосортной бумаги и вставил их в свою рунную машину, листы плавно заняли своё место, готовые принять на себя все изыскания старого гремлина.

Джинн [1]

Кто-то умер. 

О дереве синих роз

  ..Троица поднималась по лестнице. Торопливые, гулкие шаги мешались с оживлённым обсуждением. 

Революционное

Люди, восстаньте! Правительство свергнуть, К мерам прибегнуть Давно нам пора! Хватит жить как скоты! Как барья,ведь, жить  Я могу, можешь ты! Люди, восстаньте! Как рыба тупая На уловки клюете, про них зная! Люди, будьте людьми,а не скотом! Потомки вам скажут спасибо потом!

Бокор

Чёрный рис, грязь и слизь, Лапка лягухи, сушёные мухи, Зелье, варись! Заклятье, творись! На земле и под землёй Вечно слышен мёртвых вой, Воют души их в тоске – Жизнь прервётся на доске, И останешься на дне, С мыслями наедине. Этот – мстить хотел врагам, Тот хотел построить храм,

Правда о драконах

Ты слушал у костра, наверное, сказки Про дивных змеев моря и небес, Про их тела пленительной раскраски, Про то, как те живут в краю чудес.   Я – старый фрибутьер и знаю много, Водил в морях я сотни кораблей. На море потерял я глаз и ногу, Но опыт мой – он в тыщу раз ценней.  

Титаны Скорна

Мы мучаем их, И колем шипами, Мы режем их тело, И шкуру их жжём, Но мы их не зря Называем «титаны», И их тренируем Огнём и ножом!   Мы ждём терпеливо, И бьём без пощады, Ведь наша работа – Делать бойцов! Муштрою и пытками Мы превращаем Их жалкие стоны В воинственный рёв!  

Иосаанский странник

Вчера в кабак, где я с ребятами сидел, Пришёл высокий бледный иностранец. За дверью выла дикая метель, И он зашёл в наш невысокий зал, Себе бутылку водки заказал, Лишь на щеках слегка играл румянец.   Он был уродлив – не как человек, В его лице сквозило что-то зверье, Из-под его дрожащих белых век Глаза кидали странный синий взгляд, Как фонари, что в сумраке горят. А ветер так же ...

Зверь из горы

Нынче ветер и мрак, воют небеса, В поднебесье гремит чёрная гроза. Поднимайтесь же все, смелы и храбры – Мы идём убивать зверя из горы!   Он жесток и хитёр, в чешую одет, Он дремал по землёй много сотен лет. Шкура крепче скалы, злоба старше гор, А в драконьих глазах – оранжевый костёр.  

Культисты

 Под солнцем бесцветным, Под небом нечистым Шагают, ругаясь, Повстанцы-культисты. Их плечи покаты, Унылы их взоры, Они не солдаты – Простые шахтёры. Они не счастливы, И жизнью не рады, Давно отравили Их жизнь генокрады.

Песня бродяги

Я бродил по лесам, по пустыням бродил, На траве ночевал и на хрупком снегу, И шакал вездесущий, степной крокодил, Догонял мои стрелы и ржал на бегу. Как медузы из чёрных солёных морей, Своды мрачных небес оплетали меня, И ласкал мои губы жестокий борей, Для меня одного свою верность храня.

Я отправляюсь в Вальхаллу.

Я знал на что иду Я знал что так и будет Меня уже никто не ждет Меня уже никто не любит   Меня терзает страх внутри Я докажу что имею отвагу Я скоро отправлюсь в Небесный Дворец Я скоро отправлюсь в Вальхаллу

Песня налётчиков кабалы

Нападать уже поздно, уходить ещё рано. Запеклась бесконечная ночь На трепещущем небе, как чёрная рана, Только звёзды горят во всю мочь.   Из пропитых и мрачных глубин Комморага Принесли в этот бледный чертог Мы свой гнев и прогнившую насквозь отвагу, Как кровавой победы залог.

Вордт из Холодной Долины

 Фанфарами грянула сипло пурга, Раскрылись широкие тёмные двери. Ты выполз вперёд, будто зверь, на карачках, Я вытащил меч. Я смотрел и не верил – Тебе изменила былая удача, Твой разум во власти слепого врага.   Твой молот тяжёл и проворен, как встарь, И только сквозь стужу, холодную бурю, Заметно и ясно, как свежая рана, Глаза твои бледные яростью хмуря, Сияет на пальце кольцо ...

Ночное Копьё

 На полуночном небе ряды облаков Пробивает навылет луна. Не скрывайся, как трус, если ты не таков – Этой ночью приходит война.   Прижимаясь к траве, по болотам ползи, Не ругайся, пока ещё цел – У ночной тишины и болотной грязи Есть луна и блестящий прицел.

Песня генокультистов

 Вот идут солдаты, воины идут, Но они не знают, что творится тут. Тёмные секреты местные хранят, Под одеждой – когти, в пышных блюдах – яд.   Император с Терры – он не нужен нам. Тут другому богу курят фимиам, Тут другие песни у костра поют, Тут другие дети по утрам встают.  

Песня кадианской штурмовой пехоты

 Ах как солнце на небе сияет, Как грохочут моторы машин! Победители в город шагают, Штурмовая пехота касркин.   Нас цветами подружки встречают, За букетом кидают букет – Победители в город шагают, Покорители дальних планет!  

Казино Сьерра-Мадре

 Мы приглашаем в своё казино! Хочешь победы – начни всё сначала! Две сотни лет ожидает оно, Две сотни лет его песня звучала. Каждый здесь счастье, богатство найдёт! Все приходите за крепкие стены! Золото мёртвых хозяина ждёт - Или хозяин, что рвётся из плена? Прошлого слава, поблёкший атлас, Словно маяк в этой выжженной яме. Что ж, наконец ты добрался до нас! Ждёт тебя, гостя, ...

Стальной лорд

 Не придётся спешить, если сроки все в прошлом остались, Если мимо столетья бегут и минуты летят не спеша, Хорошо, если руки и тело из сумрачной стали, Только в теле холодном быстрей леденеет душа.   Он сидел на пороге безмолвной и мрачной гробницы, Вспоминая, как прежде кружилась от чувств голова, Как подруга его, начиная порой веселиться, Тихо в шутку ему напевала такие слова:  

Мортарион

 Солнце тускло горит, тёмная пробоина, На востоке встаёт чёрная заря. На востоке встают сотни тысяч воинов, И на запад идут, на наши лагеря.   Мортарион! Это слово будто яд, это имя словно стон, Словно крики сотни тысяч смерти жаждущих ворон, Словно те поля сражений, где последний плач затих, Где никто из проигравших не вернётся в мир живых.  

Офицерам Анклава

 Ты знал – мертва страна твоя, А с ней и твой народ, Ты видел зарево огня, Когда погиб твой взвод.   Ты убежал от злобных морд, От грязных дикарей – Ведь бесполезен тот, кто мёртв, Для родины своей.   Пусть пустошь рубит удальцов, И гибель – твой удел, Но офицер и без бойцов – Он всё же офицер.   Иди, покуда видишь след На выжженном песке, Стреляй, ...

Песня о Дориате

О печали моей песни я не сложу - Я отныне не вымолвлю слова о том, Как любил короля и мою госпожу, И как песнями славил покинутый дом, И как арфа звенела в послушных руках, И с напевами струн вторил мне соловей, И как звёзды мерцали в твоих волосах, Проливая сиянье в чертогах ночей... О, Лючиэнь! Я теперь не поведаю звонкой струной, Как пел в тысяче зал шёпот тысяч ветров, И немолчною трелью в ...

Последний менестрель Дориата

Королева рассыпала блеском узор По листве, по ладоням уснувших цветов, Шелестящих ветвей колдовской разговор Вторил песне её меж тенистых холмов. А ночной соловей пел и пел о любви, Что сияньем зажгла звёздный сумрак лесов, И звенела струна песнопевца долин, Короля менестрелей ушедших эпох. И звенела струна, и лежал свет луны, Как туман по брегам зачарованных рек... О, великая песнь вечно юной ...

Маг Семи Роз

Зеленью гвирита тронуло Мглистые горы. Прянул ушами олень: птицы подняли гам. По лесу весть - он вернулся от Древ Валинора! Вот он, идёт, вешний ветер неся по холмам! Лик как заря, волос полуночные тени, Плащ цвета первого ливня и талой воды - Маг Семи Роз идёт по лесам Средиземья, Вязь первоцветов его устилает следы. Звери лесные, проснувшись от пенья капели, Следом ступают и ластятся к ...

Об особенностях хоббитских пирогов, или Содержательная беседа между хоббитом Трыней и Возчиком-на-Луне

За Брендивайном есть трактир, И скажет вам любой, Что знаменит он на весь мир Чудесною молвой. Трактирщик - хоббит удалой, Мастак он мёд варить, И эльфа напоить в убой, И мага рассмешить. Трактирщик Трыня деловит, Радушен и речист, У всех его цветущий вид Настрой поднимет вмиг. Кто только мёда с ним не пил За радужным столом! Тот мёд и энта б с ног свалил, Но Трынин дар - в ...