Пролог к "Историям Фестрама"

Тематика:

(Самое прикольное это то, что в Хавроке - существует забавная раса болотных эльфов, может когда-нить и их описание скину...)
Тени скрыли от посторонних взглядов лицо возникшего из ночного мрака человека. Не задерживаясь на пороге, он проскользнул в слабоосвещенную часть таверны "Маринованная русалка" и занял свое обычное место в одной из приватных кабинок. Подошел слуга с двумя кружками рома и блюдом жареной свинины, человек расплатился, небрежно махнул рукой приказывая слуге удалится, и приступил к трапезе.
- Непкин Уртта, торгаш паршивый, видал, как руками машет? Можно подумать - наследный принц...

- Спокойно, никуда он сегодня от нас не денется, не с детишками в прятки играет, - одноглазый муг, пристально глядящий на кабинку с Непкиным, плотоядно ухмыльнулся. - Уург дает десять монет за его голову, Нарва-утеха просила принести левую руку и глаз... На этого поползня есть определенный спрос! Удивляюсь, как он до сих пор сумел остаться целым и невредимым.
- Это мы сегодня выясним! - Гриммер, лучший наемный убийца из всех, кого можно найти в Доках, бросил короткий взгляд в сторону кабинки Непкина и тут же отвернулся.
Гриммер нащупал под тонкой тканью тоги рукоять кинжала. Поверх его руки легла лапища муга, и тот предостерегающе зашипел:
- Умерь свою ярость, человечек, не время и не место для таких вот выкрутасов! Подождем немного и возьмем его тепленьким на выходе.
Гриммер нехотя убрал руку с кинжала. Желание убивать вся и всех медленно покидало его сознание. Такое с ним случалось слишком часто в последнее время и если бы не вмешательство муга, сегодняшний вечер мог стать последним в его жизни. Совершив несколько глубоких вдохов и выдохов, он постарался расслабиться.

В кабинку Непкина прошмыгнул некий субъект, с ног до головы закутанный в черные одежды. Одноглазый муг прислушался, но в таверне было слишком шумно и не было никакой возможности расслышать, о чем разговаривают торговец и неизвестный. Непкин вновь подозвал слугу, когда тот принес заказ, он опустил занавес и муг разочарованно отвернулся - видеть сквозь ткань он не умел.
- Секреты! Вечно люди что-нибудь скрывают! - единственный глаз муга налился кровью. - Сколько можно прятать свои дела от чужих глаз? Разве братство и всеобщий мир не лучше, чем вражда и войны?!
Теперь настала очередь Гриммера успокаивать своего товарища.

- Люди, по всей видимости, не столь чистосердечны как вы - муги. Нам, наверное, стоит поучиться у вашего племени... Вот только я сегодня оставил дома свою боевую секиру! Может, ты одолжишь свою?
Уязвленный муг тоскливо посмотрел на свой двуручный топор, чье лезвие было испещрено множеством выбоин и сколов - следами оставленными на стали сотнями схваток.
- Я воин! Но никогда никто не уличил бы меня в попытке скрыть от кого-либо правду. Всегда и везде... Оп-па, наш милый друг, кажется, собрался отчалить от этой милой пристани...
Слегка пошатываясь, Непкин Уртта, направился к выходу из таверны. Двое убийц, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, выждали пять минут, и последовали за своей жертвой.
Гриммер вытащил из-за пояса кинжал и огляделся. Пустынная улочка, что соединяла пристань и, петляя между темными боками складов и портовых построек, скрывалась в глубинах Торгового Квартала, была пуста. Муг шумно втянул воздух, фыркнул и взмахнул топором, указывая направление, в котором скрылся Непкин.

Закутавшись в темные плащи, невидимые среди множества теней, убийцы крались по улице вплоть до Торгового Квартала. Уже замелькали огни первых лавочек и магазинчиков, когда они заметили стоящую у обочины фигуру. Гриммер метнул свой кинжал и фигура, картинно воздев руки к ночному небу, рухнула на колени. Из шеи жертвы уродливым наростом торчала рукоять кинжала. Непкин, захлебываясь кровью, попытался дотянуться до пронзившего его оружия, но лишь судорожно пошатнулся и упал лицом в булыжную мостовую.
- Меткий бросок, - заметил муг, его топор прочертил сверкающую дугу, и голова Непкина отделилась от тела.

Убийцы присели над трупом, спешно обыскивая его одежду. Со стороны сияющего огнями Торгового Квартала раздался лязг металла о металл. Зловеще сверкнули белоснежные треугольники на угольно-черных кирасах.
- Ох, стража! - прошептал Гриммер, подхватил за волосы голову Непкина и нырнул в спасительную темноту какого-то проулка. Муг последовал за ним.

"Великий Фестрам! Славный город - столица Рамской Империи, оплота человеческой цивилизации во враждебном некогда мире Хаврок. Все Люди носят внутри себя частичку Фестрама, ибо само Человечество обязано своим существованием этому древнему городу. Неисчислимое количество раз нападали враги Рода Человеческого на этот город и всегда разбивались их усилия о Тройную Крепь - величайшее архитектурное сооружение во всем Хавроке. Тройная Крепь - это стена, построенная умелыми и трудолюбивыми мастерами-дварфами. Легионы Ночных Карликов пытались прорваться через ее неприступные бастионы, и все они нашли свой вечный покой под стенами благородного Фестрама."
Мирро Архивинс "Путеводитель по Хавроку"

Сквара деМеорис стоял на краю пристани, всматриваясь в волны неспокойного океана. Рыбацкие лодочки давно пришвартовались, а их владельцы, вынужденные оторваться от работы из-за надвигающегося шторма, расползлись по домам. Пристань была пуста и безлюдна.
Высокий пожилой эльфар кутался в плащ, желая укрыться от соленых брызг. Его лицо было полно неясной печали. Сделав несколько пассов правой рукой он обречено покачал головой, словно оправдываясь перед невидимкой за собственную неудачу. Вновь несколько движений - с кончиков пальцев сорвался сноп светящихся нитей и ушел в зенит. Небо, укрытое предгрозовыми тучами тяжеловесно громыхнуло, недовольное тем, что жалкий человеческий маг истязает небесную плоть своими заклятьями.

Выждав несколько мгновений Сквара откинул полы плаща в стороны, воздел руки к небу и издал крик наподобие того, что вырывается из глоток чаек - вечно враждующих меж собой спутников рыбацких поселений.
Ослепительная вспышка в небесах - ответ природы на Призыв. Взбодренный мимолетной удачей ДеМеорис повторяет свою молитву на языке морских птиц. Крики срываются с его уст и затихают в нарастающем гуле, рождаемом бушующими волнами. Порывы ветра развевают плащ и седые волосы старого мага, соленые брызги на его лице так похожи на слезы...

Жалобный, какой-то прощальный вскрик - и Сквара замолкает, прислушиваясь к шуму волн. Его внимательный взгляд пронзает морскую пучину и там, в зеленовато-серой глубине, виднеются бледные лица утопленников, разбуженных громом, молнией и слезным Призывом. Эти лица... их непроницаемо-черные глаза и изъеденные рыбами губы... Или это мертвецы сами грызли свою плоть, яростно терзали себя воспоминаниями о чудесной жизни? Все может быть...
- Анта Ировадор! - воскликнул Сквара ДеМеорис, напряженно всматриваясь в движения губ мертвецов. - Истратта! Истратта!

Воздух звенел, напоенный силой грозы и недоброй магией. Изумрудное марево медленно поднялось с неспокойной глади моря, скрывая от мага видение всплывших из морской пучины утопленников. Туман клубился и в его вихрях, можно было угадать лик самого Истратты, потерянного демона страха, исчезнувшего из человеческих областей Хаврока многие века тому назад.
Эльфар, чувствуя исходящий от демонического образа призрачный холод, с трудом заставил себя сохранять спокойствие. О, боги, никому в течение веков не удавалось вызвать к жизни самого Истратту! И вот, теперь... Нет, сегодняшний день наверняка останется в памяти многих!

- Анта, Истратта! Сердце страха - я приветствую тебя!
Изумрудная круговерть первых дождевых капель и морской воды, так стремительно обернувшаяся легчайшим паром, что составляла личину ужасного демона колыхнулась под порывом ветра. Мерзкий рот задвигался, искажаясь и пародируя человеческий язык. Вначале это был неслышный шепот, но к последнему слову он сорвался на полный безумной ярости визг:
- ...смерть моя... Страхом исполнены сердца смертных... Жалкий маг, носящий в себе крохи проклятой крови, запомни мои слова... "Убийца ветров" - это то, что разрушит Хаврок, и вернет сюда порождения Стали... Цесарь... Охранительный вал... Нет... Подожди!!! Я ненавижу тебя - Изумрудное озеро!!! Аргх...

Сквара ощутил вмешательство какой-то неведомой силы. Слова защитного заклятья еще только пришли на ум, а сверкающий зеленью лик демона распался, смытый потоком древней, как сам Хаврок, энергии.
Ветер отчаянно бился о просоленные доски пристани и злобно выл в спину уходящему Скваре ДеМеорису. Еще одна попытка и вновь - провал. Бессвязный бред демона... Значил ли он хоть что-то?

Смотрите далее по теме "Проза"

Лилиt... | автор: Soloha_and_Irmera

Глава 1 Отсутствие умысла не освобождает от ответственности. Лилит: Что делать одинокой кошке тьфу ты! Девушке, когда её одолевает скука? Естественно искать приключения на свою з… т.е. хвост!...

Утилизация | автор: Фанг Илтмарский

Формально кладбище утратило свой официальный статус много лет назад, может десять или около того, но люди продолжали здесь хоронить своих почивших родственников. Знаки-запреты? Разумеется, видели. На...

Услышать не так просто | автор: Сергей

Имеющий уши – да услышит. Голос будил его каждый день. Кто-то давно бы отступился, но только не Георгий. Всему виной была его природа. Когда говорили, “Да ты это ни за что не сможешь...